ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ +7 926 837 72 21     БЫСТРАЯ БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

СОВЕТ ЮРИСТА

Осужденный за убийство невменяемый военврач выиграл иск против России. Автор Александра Ромазина

На этой неделе Европейский суд по правам человека разобрал два дела против России. До ЕСПЧ дошло загадочное дело Валерия Лопаты, военного врача, до смерти забившего офицера. В Страсбург Лопата, признанный судом невменяемым, пожаловался на плохие условия содержания и недопуск к участию в заседаниях. Второй заявитель сумел привлечь к ответственности избивших его милиционеров и получил компенсацию аж дважды.

Психически больной тоже может участвовать в процессе

Первым заявителем выступил Валерий Лопата, военный врач в звании полковника. До возбуждения против Лопаты уголовного дела он заведовал отделением дерматологии военного госпиталя в городе Краснознаменск. 22 февраля 2002 года против российского полковника возбудили уголовное дело по статье "убийство". 1 марта Лопату задержали и доставили в следственный изолятор, где, по его словам, избивали, пытаясь добиться признания. Также местный врач дважды делал Лопате инъекции неизвестного лекарства, которое заявитель счел "психоактивным препаратом". 6 марта врачу-дерматологу предъявили обвинения по ч. 4 ст. 111 УК РФ "Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего". Суд избрал для него меру пресечения в виде ареста, однако 10 апреля, по просьбе прокуратуры, Лопату направили на лечение — у него обнаружился диабет.

В ЕСПЧ заявитель пожаловался сразу на несколько нарушений, в том числе, на неудовлетворительные условия содержания. Камера, в которой его держали со 2 по 6 марта, была холодной и не имела окон. Из ИВС Лопату перевели в СИЗО-50/10 в городе Можайске, но и там заключенных было явно больше, чем полагается по нормативам. Там же Лопате отказали в необходимой ему медицинской помощи. Из Можайска полковника перевезли в Москву в знаменитую "Бутырку", и опять та же картина: переполненные камеры, сон по очереди и отказ в лекарствах, рассказал Лопата.

10 апреля заявителя перевели в военный госпиталь, где он, по решению суда, должен был находиться до окончания лечения. Однако, 21 апреля Лопата выписался и с этого момента находился в бегах, кочуя по московским друзьям и знакомым. 24 сентября 2002 года к обвинениям в причинении тяжких повреждений добавилось также превышение служебных полномочий. Лопата якобы заставлял солдат выполнять свои личные поручения, воровать для него деньги, а после одной из драк потерпевших по его приказу вывезли в лес и там бросили, в результате чего одна из жертв скончалась.

Между тем, как сообщает Российская газета, история с российским полковником куда более запутанная. Защитники Валерия Лопаты утверждают: потомственный военный врач, всегда имевший боевой и твердый характер, бросил вызов местной наркомафии, снабжавшей "дурью" Краснознаменск и другие подобные "закрытые" города. Дошло до прямых угроз в адрес Лопаты, и тогда он стал брать с собой солдат — тех самых, вероятно, в отношении которых полковник "превысил полномочия". Одним зимним вечером на врача все-таки напали, "телохранители" бросились ему на подмогу, и завязалась драка. Подвыпивших злодеев — ими оказались местные офицер и прапорщик — избили, скрутили, вывезли за территорию части и там оставили. Один обратно дошел, второй умер, и убийцей объявили Лопату.

"Воля" для полковника Лопаты закончилась 15 мая 2002 года. По словам заявителя, он добровольно сдался сотрудникам ФСБ. Правда, по информации российских властей, врача-беглеца случайно задержали на улице во время проверки документов. 20 мая следователь назначил полковнику судебно-психиатрическую экспертизу в ГНЦ ССП им. В.П.Сербского. До прохождения экспертизы Лопату снова отправили за решетку. Заключение медиков оказалось категоричным: военный врач страдает шизоидным расстройством личности. С этого момента Лопату больше не допускали до судебного разбирательства — официальным опекуном государство назначило его мать, которая и представляла Лопату на суде. 12 ноября 2003 года расследование было завершено, и дело с просьбой направить Лопату на принудительное лечение прокуратура передала в суд. 23 декабря 2003 года Краснознаменский гарнизонный военный суд рассмотрел дело и установил: Лопата до смерти забил свою жертву, однако, ввиду наличия психического расстройства, отбывать срок в тюрьме не может. Судья направил полковника на принудительное лечение. Еще через месяц спохватился: больного Лопату, дожидавшегося решения по апелляции, "забыли" перевести в психиатрическую больницу. Ошибку исправили.

Лопата, его мать и адвокат несколько раз обжаловали приговор, и 13 марта 2006 года Краснознаменский гарнизонный военный суд частично оправдал заявителя в связи с отсутствием состава преступления и истечением срока судебного преследования. Тем же решением суд снова направил осужденного на принудительное лечение в больницу, откуда в состоянии ремиссии полковник вышел двумя годами позже.

Рассмотрев жалобу, в ЕСПЧ сразу признали нарушение статьи 3 Конвенции по правам человека (запрещение пыток). "Бутырка" и СИЗО-50/10 уже фигурировали во многих жалобах, и условия содержания в этих заведениях не новость для Страсбурга. Также судьи нашли в жалобе Лопаты нарушения статьи 6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство). Лопату представляла мать в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством, аргументировала российская сторона. Однако в Страсбурге указали, что по общему правилу все подсудимые имеют право присутствовать на суде. В случае с обвиняемыми, страдающими психическими расстройствами, это право, возможно, не является абсолютным, но для демократического общества должно быть нормой, а России стоило более персонифицировано подойти к решению вопроса об участии заявителя в заседаниях, подчеркнули судьи. От России полковник Лопата, истинная роль которого в этом запутанном деле так и осталась неизвестной, получит 12 000 евро и еще 1000 евро компенсации расходов.

1000 рублей от России, 15 000 евро от Страсбурга

Вторую жалобу направил Фуат Аблязов из Орска. 23 июля 2003 года его задержали по подозрению в непредумышленном убийстве. Мужчину привезли в отделение милиции Октябрьского района города Орска, где, по его словам, жестоко избили. По требованию Аблязова было проведено медицинское освидетельствование, которое выявило несколько синяков на лице заявителя, никаких более серьезных физических повреждений медработники не нашли. Подследственного перевели в СИЗО 56/2, откуда он 12 августа 2003 года написал заявление на "оборотней в погонах". Несколько раз прокуратура отклоняла жалобы Аблязова, однако 29 августа 2005 года, спустя почти два года, прокуроры выяснили, что следствие почему-то не допросило ни самого Аблязова, ни тех людей, которых он называл главными участниками избиения. В январе 2006 года Октябрьский районный суд приказал прокурорам еще раз расследовать обстоятельства вероятного избиения и узнать наконец где же задержанный получил те синяки, которые зафиксировали в ходе первого освидетельствования. Жалоба Аблязова три года курсировала между судом и прокуратурой, пока 13 октября 2008 года следствие не закрыло дело в связи с истечением срока уголовного преследования.

15 июня 2004 года заявителя признали виновным в непредумышленном убийстве и приговорили к восьми годам тюрьмы. Решение Октябрьского районного суда 21 августа 2004 года поддержал Оренбургский областной суд. В промежутке между первым и вторым приговорами уже сам Аблязов подал в суд на УМВД по городу Орску, Оренбургскую областную прокуратуру и Министерство финансов. В иске он потребовал выплатить ему 5 млн руб. в качестве компенсации за избиение сотрудниками милиции. Ленинский районный суд Орска иск Аблязова ожидаемо отклонил, однако позднее Оренбургский областной суд направил дело на новое рассмотрение. Во второй раз оценив все обстоятельства дела, все тот же Ленинский районный суд встал на сторону Аблязова и за травмы, полученные при задержании, присудил ему 1000 руб.

Рассмотрев жалобу Аблязова, в Страсбурге признали нарушение статьи 3 Конвенции (запрещение пыток). ЕСПЧ неоднократно демонстрировал, что в подобных делах становится на сторону заявителей, и доказать обратное для государства — задача не из легких. А в случае с Фуатом Аблязовым даже российская судебная система признала факт избиения. Правда, компенсация от имени Европы оказалась побольше: 15000 евро. Помимо статьи 3, Аблязов требовал осудить Россию и по другим положениям Конвенции: за незаконный приговор, за то, что российские власти не торопятся исполнять решение суда и выплачивать ему компенсацию. Все эти доводы в ЕСПЧ отклонили как необоснованные.

Четверг, 21.06.2018, 17:29
Приветствую Вас Гость

Вход на сайт

Поиск

+7 926 837 72 21     БЫСТРАЯ БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

Календарь

«  Июнь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Задай вопрос юристу или сообщи телефон и получи обратный звонок
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Тема письма:
Текст сообщения *:

Друзья сайта

  • Права человека
  • Европейский суд по правам человека
  • Портал «ЗАКОНИЯ»
  • Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0